пятница, 22 ноября 2013 г.

Давайте улыбнемся



Просмотрев последние свои публикации, я вдруг заметила, что давно ничего не помещала в рубрику «Смехотерапия».  Видимо, слишком стала серьезной! 
В круговерти важных и интересных дел совсем забыла про юмор!  Так недолго превратиться в серьезного, заумного «профессора», нудно рассуждающего про тайны бытия.

Самое время вспомнить великого ОГ Мандино:

«Я наполню этот день смехом, а украшу эту ночь песней. Трудиться ради будущего я не стану, кто весь погряз в заботах, часто опечален. Счастьем сегодняшним я наслажусь сегодня…

Я посмеюсь над миром!

Мой смех расставит все вещи по своим местам. Я посмеюсь над своими неудачами. И они исчезнут в облаках новых замыслов; я посмеюсь над своими успехами, и их подлинная цена станет очевидной. Я посмеюсь над злом, и оно умрет, не принося плодов, я посмеюсь с благостью, и она станет цвести и умножаться…»

Давайте улыбнемся вместе! Вот несколько моих любимых анекдотов.
 
- Доктор, помогите, пожалуйста, у меня так болит правое колено!
- А сколько Вам лет, милейший?
- Восемьдесят.
- Так чего же Вы хотите, дорогой?
- Так ведь другому тоже восемьдесят лет, а оно же не болит!
=========
Жена говорит мужу:
- Знаешь, наш сын совершенно отбился от рук, слушает только советы

вторник, 12 ноября 2013 г.

В жаркой Африке

Мы с Вами, дорогой мой читатель, продолжаем вспоминать творчество В.Высоцкого. По-моему, мне с детства известна эта песня. Я с удовольствием напевала ее в юности, и мне все всегда в ней было понятно. А теперь вот дала послушать песню дочери, и она спрашивает: "А почему во всем виноват попугай?" Действительно, почему?! Как бы ответили Вы? Лично мне кажется, что слова Высоцкого не потеряли своего глубокого смысла и сегодня.



пятница, 1 ноября 2013 г.

Загадка предсказанной смерти.

У Александра Грина (того самого, который написал «Алые паруса» и «Бегущая по волнам») есть рассказ про приговоренного к смерти. Страх предстоящей смерти так велик, что он не может думать ни о чем другом. 

День и ночь герой представляет, как топор опускается на его шею, голова отделяется от нее и катится по помосту. И видения эти были настолько яркими, а мысли о шее и топоре столь неотступны, что, несмотря на отмену казни, на застывший в воздухе, в нескольких сантиметрах от шеи, топор, голова его действительно отделяется от тела.

Публика не верит своим глазам и убеждена, что палач все же ударил. И только ученый, хладнокровный исследователь человеческого сознания, утверждает: голова упала сама. Заключенный умер в тот момент, как палач поднял топор. «Страшная тоска остановила его хлопающее по ребрам сердце, и точное знание удара неудержимо озарило его. Он судорожно глотнул воздух, чувствуя, как после пробежавшего по всему телу огненного вихря, шея его стремительно вытянулась и голова свесилась до помоста; затем умер».  И голова с фонтаном крови покатилась по помосту.

Рассказ очень реалистичен и никого не оставляет равнодушным. Я помню на занятиях риторики один мужчина сильно возмущался: зачем писать такую жуть, неужели нельзя выражать свои мысли как-то попроще?! И одна девушка тихо возразила: «Но, быть может, только сильное потрясение заставляет нас по-настоящему задуматься?!»

Но это литература! А вот пример из жизни, не менее потрясающий. Вот как пишет об этом Бернард [Вербер]: